Инфобаза
Адрес в Интернет: http://www.infobaza.by/law/auto/transexped/

Транспортная экспедиция: порядок и ответственность

Сначала договор, потом услуга

Предприятие заключило с транспортной организацией «договор на перевозку», по которому она обязуется своими силами перевозить грузы при подаче соответствующей заявки. Является ли этот договор собственно договором перевозки и будет ли такая деятельность требовать наличия лицензии на транспортно-экспедиционную деятельность?

По своей сути договор перевозки груза реальный, то есть считается заключенным только с момента передачи груза перевозчику для перевозки. Так, в соответствии с п. 1 ст. 739 Гражданского кодекса (далее — ГК) по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

Договор перевозки в письменной форме представляет собой накладную установленной формы или коносамент. Как правило, договоры, выраженные в простой письменной форме и подписанные сторонами (в практике они могут именоваться по-разному: договоры «перевозки», «на перевозку», «о перевозке», «об организации перевозки», «на предоставление транспортных услуг по перевозке» и т. п.) носят организационный характер и направлены, прежде всего, на обеспечение перевозки, согласование ее условий, предоставление транспортных средств под погрузку и носят нередко рамочный характер, а не разовый, как сам договор перевозки.

Тот факт, что договор заключен непосредственно с перевозчиком, не может быть доказательством того, что он является договором перевозки груза, поскольку в соответствии со ст. 23 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 13.06.2006 экспедитор вправе осуществлять перевозку своими силами, и в этом случае он должен заключить с клиентом договор перевозки груза и договор транспортной экспедиции.

Транспортно-экспедиционная деятельность в соответствии с Декретом №17 от 14.07.2003 и Положением о лицензировании транспортно-экспедиционной деятельности, утвержденным Постановлением Совмина от 20.10.2003 № 1388 является лицензируемым видом деятельности.

К слову, ст.7 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» дает весьма обширный перечень транспортно-экспедиционных услуг. Этот перечень не является исчерпывающим и подразумевает под таковыми любые услуги, связанные с перевозкой груза. 

Необходимо ли в договоре транспортной экспедиции перечислять подробно все виды услуг, которые будут оказываться экспедитором, поскольку в момент заключения договора, особенно долгосрочного, неизвестно, какие именно услуги понадобятся клиенту?

В соответствии с п.1 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. А согласно ст. 16 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» договор транспортной экспедиции должен содержать конкретный перечень услуг, которые обязуется оказать экспедитор. Этот перечень является существенным условием договора транспортной экспедиции. Если в нем четко не указаны эти услуги, то договор является незаключенным и не порождает никаких юридических последствий. Все, что получено сторонами по такому договору, является неосновательным обогащением, которое должно быть возвращено в соответствии со статьями 971-978 ГК.

Указания лишь на то, что по договору экспедитор оказывает транспортно-экспедиционные услуги, равно как и ссылки на перечень услуг в ст. 8 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», недостаточно для того, чтобы договор был заключен. Договор также не будет считаться заключенным, если перечень услуг будет не исчерпывающим (например, если есть слова «а также иные услуги» и т. п.). Однако перечень услуг применительно к конкретной перевозке можно дать в отдельном документе, являющемся неотъемлемой частью договора. Так, в договоре можно делать отсылку на заявку клиента при осуществлении отдельных перевозок, либо указывать, что в заявке может быть предусмотрено иное, нежели в договоре. 

Право на перевозку для иностранца

Должен ли иностранный отправитель или получатель обращаться исключительно к белорусскому экспедитору при осуществлении перевозок грузов на территорию или с территории РБ? Правомерной ли в таком случае будет деятельность иностранного экспедитора?

Указом от 19.10.1999 № 614 «О защите национального рынка транспортно-экспедиционных услуг» (далее — Указ №614) установлены ограничения в отношении субъектов, имеющих право на осуществление транспортно-экспедиционной деятельности на территории Республики Беларусь.

Так, в п. 1 Указа установлено, что нерезиденты осуществляют на территории Республики Беларусь транспортно-экспедиционную деятельность (при импорте грузов) при условии открытия ими в установленном порядке в республике представительства и получения лицензии на этот вид деятельности; транспортно-экспедиционная деятельность при экспорте грузов осуществляется резидентами Республики Беларусь, а также нерезидентами, учредителями (участниками) которых являются только белорусские государственные юридические лица, Республика Беларусь или ее административно-территориальные единицы.

Однако надо иметь в виду, что положения Указа №614 не распространяются на иностранных клиентов транспортных организаций, на которых, в частности, лежит обязанность обеспечения доставки товара в соответствии с договорами поставки.

Заключение договора транспортной экспедиции между иностранным клиентом и иностранным экспедитором никоим образом не может подпадать под регулирование белорусского законодательства, поскольку услуги оказываются нерезидентом нерезиденту и место их оказания — вне территории Республики Беларусь. 

Необходимо ли при заключении договора транспортной экспедиции для выполнения международной перевозки проводить конкурс (тендер)? Если да, то каковы последствия нарушения этой обязанности?

В соответствии с п.1.2 Указа № 614 заключение договоров транспортной экспедиции осуществляется на основании конкурса (тендера), проводимого в установленном порядке. Тендер проводится, естественно, заказчиками. На иностранных клиентов-нерезидентов транспортных организаций, осуществляющих свою деятельность за пределами Республики Беларусь это правило не распространяется.

Этот порядок заключения договоров транспортной экспедиции установлен в императивной форме и не может быть отменен или изменен сторонами. Его нарушение влечет за собой ничтожность сделки (ст. 169 ГК). 

Срок исковой давности для клиента

Может ли организация-клиент предъявить иск транспортной компании-экспедитору, вытекающий из договора транспортной экспедиции, если с момента нарушения договора (просрочка в доставке груза) прошел год? Можно ли в таком случае обращаться с требованием к перевозчику?

До вступления в силу Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» применительно к отношениям, вытекающим из договора транспортной экспедиции, действовал общий срок исковой давности — три года. Ст. 31 названного Закона установлен специальный уменьшенный срок в десять месяцев. Если же договор транспортной экспедиции содержит в себе иностранный элемент (например, одна из сторон — иностранный субъект), к договору может применяться иностранное право (например, право страны места осуществления деятельности экспедитора, или места заключения договора, или указанное в качестве такового в договоре) и срок исковой давности может быть, соответственно, иным.

Нужно также иметь в виду, что сроки исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки и договора транспортной экспедиции, разные. Так, общий срок исковой давности применительно к требованиям по перевозке груза — один год (п. 3 ст. 751 ГК).

С международными перевозками дела обстоят несколько сложнее: сроки исковой давности существенно варьируются в зависимости от вида транспорта, которым осуществляется перевозка, а также того, какой международный конвенционный механизм регулирования отношений по договору перевозки применяется в том или ином случае. Так, срок исковой давности в соответствии со ст. 32 Женевской конвенции о договоре международной перевозки грузов 1956 г. (Конвенции КДПГ) составляет один год, однако в случае злоумышленного поступка или вины, которая согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку, предельный срок давности устанавливается в три года.

Предъявить требование непосредственно к перевозчику можно, если клиент является одновременно и участником договора перевозки, то есть, указан в перевозочном документе (накладной, коносаменте) в качестве грузоотправителя или грузополучателя и если эти требования вытекают непосредственно из договора перевозки (например, по поводу просрочки или несохранности груза, допущенных по вине перевозчика).

Более того, само по себе истечение срока исковой давности не препятствует обращению в суд. Предъявить иск можно даже и по истечении указанного срока. Все дело в том, что исковая давность может быть применена судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения решения. Требование же о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (пункты 1-2 ст. 200 ГК). 

Организация-клиент во исполнение договора лизинга (лизингополучатель) для обеспечения доставки груза от продавца к лизингодателю заключила договор с транспортной организацией, обязавшейся перевезти груз своими силами. Однако ввиду нехватки транспортных средств перевозчик обратился к индивидуальному предпринимателю, который после перевозки предъявил требование об оплате услуги не своему заказчику, а непосредственно к клиенту. Правомерно ли такое требование?

Нет, не правомерно. Здесь имеет место ситуация, именуемая в гражданском праве исполнением обязательства третьим лицом (п.1 ст. 294 ГК). В данном случае индивидуальный предприниматель-перевозчик не состоял ни в каких договорных отношениях с организацией-клиентом, а значит отсутствует основание для каких бы то ни было финансовых операций. Все расчеты за выполненный заказ с индивидуальным предпринимателем должна вести транспортная организация, которая и привлекла его к перевозке. 

Правомерно ли указывать в договоре транспортной экспедиции при осуществлении международных смешанных перевозок на применение к нему Конвенции ООН о смешанных перевозках 1980 г.?

Этот документ Беларусь не подписывала, не ратифицировала, не присоединялась к нему и, как следствие, не является участницей Конвенции о смешанных перевозках. Более того, указанная конвенция не вступила в силу, поскольку не набрала достаточного количества участников для этого.

Поэтому говорить о действии Конвенции в качестве международного договора пока не приходится. Вместе с тем, стороны в совместных договорах могут ссылаться на иные документы с целью регулирования своих отношений, если эти документы, разумеется, не будут противоречить императивным нормам законодательства.

Ответственность экспедитора

Должен ли экспедитор отвечать за утрату или порчу груза, если в договоре не идет речи об обеспечении экспедитором сохранности груза. Если должен, то в каком размере?

Ответственность экспедитора перед клиентом за несохранность груза установлена ч.1 ст. 27 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности». Экспедитор несет ответственность за несохранность принятого в свое ведение груза (утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза), происшедшую после его принятия и до выдачи его грузополучателю или иному лицу, уполномоченному на получение груза, если не докажет, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. При этом экспедитор возмещает лишь часть реального ущерба в следующих размерах:

Однако поскольку экспедитор, не перевозящий груз собственными силами, отвечает за сохранность груза, находящегося в ведении перевозчика, было бы не совсем правильно подвергать его ответственности при том, что ответственность перевозчика зачастую ограничена пределами, установленными международными транспортными конвенциями. В виду этого ответственность экспедитора в соответствии с п.2 ст. 756 ГК и ч.1 ст. 26 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. Экспедитор должен доказать, что нарушение вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки.

Положение ст. 27 распространяется лишь на те случаи, когда экспедитор непосредственно от клиента принял груз в свое ведение. На практике именно перевозчик чаще всего принимает груз у отправителя. В таких случаях, ответственность за несохранность груза экспедитор будет нести, если она установлена непосредственно договором экспедиции. И она будет определяться с полным возмещением реального ущерба, равно как и упущенной выгоды, если иное не предусмотрено договором.

Если при заключении договора транспортной экспедиции стороны выберут применимым не право РБ, то ответственность экспедитора будет определяться по иностранному законодательству.

Антон СМИРНОВ, юридическая компания «Элайнс Груп»
Тел.факс — (017) 256-04-22
Тел. (029) 775-55-21, 175-58-36
e-mail: anton@jurgroup.com
 
 
 
Все материалы раздела:


Гольфстрим

© ООО "Гольфстрим", 2007-2020.

Копирование, цитирование и иное использование материалов сайта
приветствуется и допускается с активной ссылкой на www.infobaza.by.